Tofiq Köçərli
 
Беседа по Душам…

Я долго не мог заставить себя к тому, чтобы изложить на бумаге свои воспоминания о Тофике Кочарли. Я не воспринимал произошедшее, и противился тому, чтобы поверить в его физическое отсутствие. Разговоры о нём в прошедшем времени угнетали мои разум и сердце. Но, собрав свою волю, все свои силы и умение, я постарался убедить себя в том, что он отсутствует только физически, а его дух находится среди нас, и мы каждый раз чувствуем его присутствие. Это, наверное, качественно новое ощущение.

Воспоминания – понятие сугубо личное, я бы даже сказал интимное, чтобы ими так просто было поделиться с другими. Они – наше богатство, резерв, позволяющий компенсировать затраченную энергию. Разбрасываться этим богатством нельзя. Поэтому я решил сначала обсудить такое деликатное дело с самим Тофик-муаллимом Кочарли. Итак, я начинаю свой разговор – беседу по душам:

Тофик-муаллим, будучи главой большой семьи, Вы делили свои любовь, радость, знания и опыт со всеми, кто в этом нуждался. От этого Вам становилось лучше. Вы были носителем доброй информации, глубоких знаний от Геродота до наших дней. Раньше, до того, как я познакомился с Вами, я удивлялся этому, ибо не мог представить себе, чтобы один человек обладал столь огромной массой сведений в различных областях. Но сегодня можно с уверенностью говорить о том, что самый ёмкий компьютер не мог бы запомнить какую-либо часть информации Вашего мозга. Говорят, талант от Бога, который даёт человеку и душу. Но Он настолько щедр, что не отнимает у человека ни того, ни другого. Талант Он оставляет будущим поколениям, а душу освобождает от службы больному, стареющему телу, тем самым сохраняя и оберегая данный Им же дух. Вас нет уже около года. Но разве из-за этого мы перестали восхищаться Вашим талантом, разве мы по-прежнему не преклоняемся перед Вашим духом, разве мы не помним нюансы общения с Вами?

Все говорят, что Тофик Кочарли был тем самым человеком, к которому можно было прийти за советом; мудрецом, беседа с которым облегчала душу. Входя в Вашу добрую ауру, человек насыщался кислородом для души и разума. Ваше умение незаметно проникать в суть человеческую было уникальным. Стоило с Вами познакомиться и поговорить хотя бы пять минут, как человек уже не мог противиться желанию продолжить беседу. Вы любили, уважали и ценили талантливых людей. Ненавидели предательство, лицемерие и неискренность.

Не волнуйтесь, нас никто не подслушивает, но скоро все родственники узнают, о чем мы с Вами говорили.

Вы думаете, почему я всё это не говорил, когда Вы были здесь? Я хотел, но не мог. Ведь мы с Вами не часто бывали наедине. Правда, я не знаю, общались ли Вы сейчас с кем-то из близких до меня, давали ли кому-нибудь из них советы, делились ли своими новыми впечатлениями и небесными проблемами. Да, я не забываю, что Вы охотно делились как своим знанием, так и хлебом насущным. А с проблемами разбирались сами, в одиночку, и, как я знаю, успешно. Так удаётся жить и творить только людям с сильной волей, гибким умом, огромным багажом знаний, глубокой логикой, правдивой оценкой перипетий земной жизни. Глубокое понимание того, что любая проблема может кого-то обеспокоить, поставить перед трудным решением, не давало того, чтобы Вы создали её. Теперь тем более. У Вас, как я понимаю, теперь ведь нет особых проблем. Они остались здесь, на Земле, и решать их будем мы сами, опираясь, к счастью, на Ваши доброе наследие, чистое имя и светлую память. Благодаря Вам, мы и сейчас можем найти ответы на многие вопросы нашего бытия.

Знаете, отношения между родственниками остались прежними, если не сказать, что стали хуже. Редко видимся, мало общаемся, иногда судачим. Всё это Вам не нравилось. Но, к сожалению, к пониманию бессмысленности таких отношений человек нередко приходит слишком поздно: у каждого из нас свои слабости. Вы же обладали редким даром любую слабость одного из нас превратить в доблесть как своим личным примером, так и справедливым отношением ко всем нам, тем, кто Вас окружал.

Видите ли, земные страсти сбили меня с пути. Но, с другой стороны, если не с Вами, то с кем же ещё поделиться всем этим? Понимающих всегда бывает мало. Каждый сидит в своём уголке, в собственном доме, как в неприступной башне из слоновой кости. Конечно, сверху виднее, всё как на ладони. Но изменить такой человеческий порок ещё не удавалось никому, Вы тоже не пытайтесь. Может, так оно и лучше. Пусть все идёт как идёт, ибо происходящее земное -это капля в том безбрежном океане вечности, где Вы сейчас находитесь. В конце своей жизни каждый захочет взять с собой подобную чистую каплю, дабы не навредить океану. Это уже положительно. Думаю, хватит о семейных делах. Загружать Вас своими проблемами как-то неудобно. Как-нибудь разберёмся; главное – Вы не беспокойтесь.

Что касается меня, то Вы сами говорили, что одобряете мои действия, принципиальность. У нас с Вами родственные души. Вы подтвердили это своим посещением меня. А то, ей-Богу, было тяжело писать о Вас, не посоветовавшись с Вами. Лично Вы не любили, когда кто-то пытался, даже чуть-чуть, вмешаться в Ваши дела, никому не давали влезть в свою душу. Это, конечно, иллюзия, фантазия – раньше времени увидеть, предвосхитить то, что Вы с собой унесли. Может быть, так удобнее. Душа ведь не караван-сарай. Она рассчитана на вечное пребывание на небесах. Поэтому Вы правильно делали, что не позволяли никому заниматься Вашими делами, в том числе душевными.

Если представлялся какой-то случай, то я всегда предпочитал слушать Вас. На самом деле, Вы говорили так хорошо, что кругом всё и вся затихали, чтобы не лишать себя доли Вашей щедрости. Ваше оружие – слово. Вот это неоценимое наследие Вы оставили нам и поколениям, которые последуют за нами. Хотя Вам теперь уже всё равно. Вы смотрите сверху, стоите выше всех нас, всех земных страстей и печалей и человеческих пороков.

Вы думаете, что я написал о Вас очень хвалебные слова, и это Вам тоже не очень нравится. Вы сами любили хвалить, возвеличивать каждого из нас с такой свойственной Вам искренностью, что мы, благодаря этому, всегда узнавали что-то новое о себе. Ведь легче написать, чем сказать. Поэтому я так щедр на похвалу. Хочу вернуть Вам хотя бы частицу долга, который красен платежом. Думаю, что Вы меня поймёте. Вы умели отличить добро от зла, правду ото лжи, радость от горечи. Поэтому писать о Вас легко. Слова текут сами собой, лишь бы успеть всё запечатлеть на бумаге.

Наверное, наши с Вами родственники, прочитав мою исповедь, позволят себе усомниться в том, всё ли в порядке у меня с головой. Главное для меня сейчас, как и всегда, – Ваше мнение. Вы знаете, что я всегда пишу и говорю правду, то есть лишь то, что у меня на уме. Вам там хорошо. Вы не обременены земными проблемами, физической болью, и Вам нас жаль. Там Вы ближе к Богу. Думаю, что когда Творец создавал Вас, то Он был в хорошем настроении, ибо Он сотворил достойного человека. Его окружали при этом не только миллионы ангелов, но, наверное, и любимые, обладающие неземной красотой богини. Он хотел продемонстрировать им своё умение создавать шедевр, несравненное произведение. Полагаю, что это Ему удалось, и богини (этот пол Вы не обделяли своим вниманием) остались довольны.

Теперь Вас и сравнить с кем-то невозможно. Разве что с великими полководцами – Александром Македонским, Наполеоном, Суворовым, Джавад-ханом, Фатали-ханом, которые всегда шли впереди своих воинов, вызывали огонь на себя и побеждали не только силой оружия, но и духа. Но, в отличие от них, Вы поражали своих противников мирными средствами - силой собственного ума, логики, знания и умения бороться словом. Вы побеждали без единого выстрела, без пролития крови!

"Женщин надо любить, терпеть и прощать им мелкие шалости!" Ведь это Ваши слова. По-другому жизнь на Земле теряет свой смысл. Умение любить, терпеть и прощать своих близких доставляло Вам огромное удовольствие. Ведь человек становится духовно богатым и крепким, только растрачиваясь. Вы нас учили этому на собственном примере, никому не навязывая своего мнения. Мы Вас принимали именно таким, ибо так и должно было быть, ибо такое являлось само собой разумеющимся.

Конечно, больше всех переживает и горюет Лая-ханум – Ваша земная королева, верная подруга Вашего земного бытия, с которой Вы провели вместе жизнь и попрощались перед уходом с присущими Вам любовью, вниманием и нежностью. Это – поступок, достойный человека, который умел любить, терпеть и прощать, который сумел так, по-джентельменски, уйти. В последний раз мы с Вами беседовали за несколько дней до Вашего ухода. Вы были бодры, крепки духом и на удивление многословны. Мы проговорили с Вами больше 30 минут. За это время Вы произвели ощущение человека, которому надлежит ещё долго быть среди нас. Так и получилось: Вы ушли, чтобы остаться с нами, пока мы живы. Так могли сделать только Вы!

Вы всегда учили нас быть самими собой, искренними в своих отношениях, помогать друг другу по мере возможностей. Помните, однажды я был у Вас на работе, и в разговоре со мной Вы не раз произносили, как заклинание, фразу "Каждый должен делать то, что ему удается лучше всего!"?

Вы никогда не кривили душой. Вы могли, как истинный ювелир, красиво оформить, украсить своё отношение к нам. Правда, караты были разными. Но, так сказать, каждый должен получать то, чего заслуживает. Это было, как я понимаю, Ваше кредо, краеугольный камень Вашего характера, Вашего "Я". Вы ни разу не изменили себе. Быть в гармонии со своими душой и разумом – удел великих людей. Это не я придумал, это было написано на Вашем обаятельном лице, обнаруживалось в мягком, бархатном голосе, в шумном, как бакинский ветер, смехе и подкупающей улыбке. Не заметить такое было невозможно, и поэтому больше всех тянуло к Вам. Каждый хотел получить частицу Вашей жизнерадостности. Понимаю, в жизни бывают и трудные моменты, но они всегда уступали Вашей стойкости, Вашему желанию получить радость и поделиться ею с другими.

Думаю, что наша беседа затянулась, уже около 6 часов утра. Лизетта, как Вы любили называть мою жену Нушабу, спит, не подозревая, что мы с Вами общаемся уже 5 часов. Так долго мы с Вами не оставались наедине. Не утомил ли я Вас? Вы только не скучайте. Мы все со временем переселимся туда, к Вам, и тогда наши беседы будут длиться вечно, и никто из родственников не будет в обиде за то, что Вы уделили мне столько времени. Вы любили делать сюрпризы на "ровном месте". Пусть это будет нашим с Вами совместным сюрпризом и для Нушабы, и для остальных, кому повезёт познакомиться с текстом нашей космической беседы.

Не каждому удаётся уйти и одновременно остаться здесь. А Вам это удалось, слава Богу. Вы достойны и небесного счастья. Спасибо Вам, Тофик-муаллим, не смею Вас долго задерживать. Приходите, время от времени, когда Вам наскучат небесные блага, но не делайте этого привычкой. Наслаждайтесь тем, что у Вас есть теперь. Мы пока лишены этой возможности – каждому своё время. Так было и будет вечно! Вы теперь понимаете, что такое вечность. Видите, какая огромная разница между вечностью небесного счастья и кажущейся вечностью земных мучений. Не сравнить и не сопоставить!

Вам нравится беседа по душам. Кажется, она нравится нам обоим. Ведь у нас с Вами одна плоть, только души разные и пока не равные – Вы там, а я на грешной Земле. Вообще-то есть какая-то закономерность. Если бы мы не были в разных местах, я не смог бы написать об этой беседе. Поверьте: всё, что делается, – это к лучшему. Вы здорово помогли и придали мне смелости выполнить свой долг перед Вашей светлой памятью и нашими родственниками. И за это – спасибо! Займите достойное для себя место в Небесном царстве. Вы этого достойны больше, чем кто-либо из оставшихся здесь.

Теперь я сказал всё, то есть - почти всё. Кое-что осталось. Ведь нельзя излить всю душу – этот сосуд не любит пустоты, да и Вам не захочется, чтобы в моей душе было совсем пусто. Вы киваете головой! Значит, согласны!

Нет, пожалуй, еще минутку. Теперь Вы понимаете, что искомое нами счастье там, где сейчас Вы. Здесь, на Земле, – одни проблемы и только кусочек так называемого счастья. В молодости все думают, что счастье ещё впереди, а в старости оглядываются назад в надежде найти упущенное счастье. Тогда наступает горькое разочарование. Но бывает уже поздно. Говорят, полное счастье тоже не хорошо, и от этого некоторые души опять хотят вернуться на Землю и вселиться в чьё-нибудь тело. Пожалуйста, Вы не делайте этого. Во-первых, "наверху" будет не с кем общаться. Во-вторых, Вы - единственное в своём роде творение Создателя. Кто знает, в какое тело переселится Ваша высокая душа в результате инкарнации, и ещё этак лет 60-70 ей придётся бороться за своё освобождение. Не меняйте свою свободу ни на что! Я как-то говорил это Вам, и повторяю ещё раз. Уверяю Вас, за время Вашего отсутствия наш мир стал ещё более мерзким и отвратительным. Так что ждите нас там, у Вас компания хорошая, где-то рядом Ваши братья - Фирудин Кочарли, Максуд Кочарли, Муса-муаллим и все те, которые ушли в вечность. Вам ведь не скучно? Опять киваете головой! Вот и хорошо, значит, договорились! Будьте спокойны! Наслаждайтесь небесным счастьем! Нам придётся ещё немного бороться за освобождение от земных проблем. Их с каждым днём всё больше и больше.

Уже около 6-ти утра. Скоро Нушаба проснётся. У неё есть привычка вставать дважды – в 6 и в 8 утра. Как-то я говорил ей, что душа может покинуть тело и во время сна. С тех пор она регулярно просыпается в 6 часов и слушает моё дыхание, хочет убедиться, что и тело, и душа на месте.

А Фидашка, моя внучка, следит за мной постоянно. Её фото на стене, а сама она – в моей душе. Полагаю, что она - единственное существо, которое могло бы нас подслушать. Но в это время она обычно спит сладким сном. Чудное создание! У неё свой мир. Кстати, у неё завтра день рождения, ей исполнится 10 лет. Я обязательно передам поздравление от Вас. Как обрадуется, запрыгает от счастья. Ведь никто из её подруг ещё не получал такого небесного поздравления!

Уже светает, скоро нежные лучи утренней зари помогут нам занять свои места. Вам – наверху, а мне - пока ещё внизу. Это, конечно, грустно! Но мы с Вами законопослушные создания. Не можем нарушить порядок Вселенной, тем более что уже знаем – мир един, только разделён на две части: там и здесь.

Пока я завершал последнюю строку, Вы уже успели опять уйти по-джентельменски, не прощаясь. Так поступают обычно ангелы. Говорят, они никогда не прощаются. Так, наверное, оно и лучше, Вам виднее, я Вам доверяю. Вы ещё придёте, если захотите поговорить по душам.

Рафиг Алиев, друг